Новый загородный комплекс таунхаусов в Оренбургском районе, с. Подгородняя Покровка
Новости города БезФормата.Ru
Свободный
Главные новости
 
Задать вопрос?

ТАРАСОВ Ю.А.: Артём на заре своей истории. Глава 6. Рождение младших деревень

Села-двойняшки.  Два рождения Суражевки.  Неожиданная головоломка.  Деревня вне закона.  Мошенники в погонах.  Развязка.  Первопоселенцы.  Затянувшиеся роды Шевелевки


Из всех сельских населённых пунктов когда-либо существовавших на территории Артема пожалуй только Угловое, да Сухановка по особенностям своего происхождения стоят как бы особняком.  Остальные история сгруппировала попарно.   

Об особых «родственных» отношениях Кролевца и Кневичей было уже сказано в третьей главе , а что может быть общего между двумя такими изолированными друг от друга в те годы селениями, как Суражевка и Шевелёвка?


Оказывается многое, и в первую очередь, дата их возникновения.  Сегодня она известна буквально из первых рук: оба населённых пункта отмечены в списке селений, образованных в Уссурийском крае в 1903 году (РГИА ДВ Ф.702. Оп.5. Д27. Л.98).  Сам же список был передан в канцелярию Приамурского генерал-губернатора 10 декабря 1904 года, поэтому ни о каком более позднем искажении дат или названий в нем не может идти и речи.   

Имеется и другое сходство: переселенческие участки обоим селам были выделены ещё в 1902 году - случай достаточно редкий для Приморья.  Чаще бывало наоборот: деревни годами жили, не имея официально выделенного участка земли.  На этом, в прочем, совпадения не заканчиваются.  Дата рождения их, 1903 год, оказалась вовсе не единственной, но об этом - в собственной истории сел.

Суражевка.

Итак, когда же появилось на свет это село?  Большинство известных документальных источников подтверждают 1903 год однако списки селений, составленные в 1911 (РГИА ДВ Ф.702. Оп.5. Д.648. Л.72) и 1915 (Список  населенных  мест  со  статистическими  данными  о  каждом  поселении,  составленный  по  официальным  сведениям.  Владивосток, 1915.  Л.72) годах, показывают другую дату - 1907-й год.  Как же могло возникнуть такое противоречие?  Попробуем найти ответ в характерных особенностях самих источников.   

Знакомясь с историей основания Кролевца и Кневичей, мы уже убедились, что Список 1911 года, в отличие от других, почти всегда указывает не на формальное основание населенных пунктов, а на фактическое образование их.  Если в первом из этих случаев селение просто получает официальное имя и место в списке себе подобных, то во втором - оно возникает на местности реально, как поселение людей.   

Исходя из последнего обстоятельства, можно предположить, что фактически село Суражевка существует не с 1903, а с 1907 года.  Есть ли какие-нибудь, подтверждения этому?  Есть.  Во-первых, статистические данные на 1 января 1904 и 1905 годов не фиксируют наличия в Суражевке уже водворившегося населения (На 1 января 1904 года за ходоками зачислено наделов на одну семью из 12 душ мужского пола.    В начале 1905  года  водворившихся  душ  нет.  За ходоками зачислено 55 долей. (РГИА ДВ Ф.702. Оп.5. Д27. Л.98)).  Во-вторых, в метрических книгах ближайших церквей упоминания выходцев из села Кожаны или жителей деревни Суражевки появляются только в 1907 году (Впервые Кожаны упоминаются в метриках 4 мая  1907 года, когда вышла замуж дочь выходца из этого села Ирина Мокиевна Заяц. (Метрические книги Кневичанской церкви)).

Казалось бы, вопрос решен, однако тем и интересна история, что подбрасывает нам порой самые неожиданные головоломки. Выясняется например, что к 1 января 1906 года в Суражевке уже проживало 8 семей и стояло 4 усадьбы.  Понятно, что приехать сюда они могли только в 1905 году.  Но тогда как же быть с предыдущей датой?  Есть и ещё одна загадка: впервые название «Суражевка» появляется в метриках только 16 сентября 1907 года, но уже в первых числах октября заменяется на новое - «Батальянза» и лишь с начала следующего года вновь возвращается на свое законное  место.   

Возникает ощущение, будто до 1908 года на слово «Суражевка» было наложено какое-то «табу» или же большинство поселенцев просто не знали настоящего названия своей деревни, существующего, судя по документам, с 1903 года!  Последнее маловероятно, поскольку практически все основатели поселка были родом из одного села.
Попробуем проверить первое предположение.  Начнем с ответа на самый простой вопрос: А почему, собственно, Батальянза?  Да потому, что так назывался переселенческий участок, созданный здесь еще в 1902 году.  Именно на нём год спустя и было образовано (пока ещё на бумаге) селение Суражевка.   

Однако существовал ещё один участок с точно таким же названием.  Вспомним, в 1904 году непосредственно к нему была замежевана арендованная у казны Компаниенко оброчная статья «Фруктовая».  Этот переселенческий участок считался  дворянским, поскольку был создан в соответствии с законом от 22 июня 1900 года о переселении дворян-землепашцев (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2156. Л.14).  Образован он, судя по всему, был в 1904 году и располагался севернее частных владений Компаниенко и Дегтярева.   

Но, взглянув на карту, мы обнаружим, что именно этот район занимал с 1902 года крестьянский переселенческий участок «Батальянза».  Учитывая, что размеры обоих примерно совпадают (Площадь земельного надела Суражевки 5518,5 десятин из которых 4706,77 десятин удобной земли. (РГИА ДВ Ф.702. Оп.5. Д27. Л.98)    Площадь дворянского участка «Батальянза», по довольно приблизительным расчётам, сделанным в октябре 1906 года, была несколько более 4655 десятин удобной земли. (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2156. Л.2)), а места одновременно для двух там просто не было, приходится признать, что в данном случае речь идет об одном и том же куске земли.   

Это, в свою очередь, означает, что в 1904 году первоначальный переселенческий участок «Батальянза» был передан под будущие имения дворян и въезд крестьянам туда был, соответственно, закрыт.  К тому моменту Суражевка ещё не имела своего населения и военный губернатор, принимая данное решение, по-видимому, просто игнорировал её как несуществующий населённый пункт.  При этом высшее областное начальство даже не удосужилось, похоже, предупредить о своем решении руководство Уссурийской межевой партии, которая продолжала фиксировать зачисленные за ходоками доли на фактически упраздненном уже переселенческом участке крестьян.  Между тем, первые переселенцы-суражевцы, как уже говорилось прибыли сюда в следующем, 1905 году.

Как же отреагировали чиновники на появление здесь уже «списанных» крестьян?  Предоставим слово старожилам села.  Вот что написано по этому поводу в воспоминаниях И.С.Борисенко: «Когда местное начальство узнало о том, что переселенцы без спросу заняли эти места, то приказало местному приставу разобраться и установить законность.  Пристав приехал с шестью казаками и стал собирать мужиков на сходку.  Люди боялись идти, - думали их будут бить.  Тогда казаки силой заставили всех собраться.  На сходке выбрали старосту и решили, что переселенцы купят землю во временное пользование по полтора рубля за десятину.  Деньги отдали старосте и написали прошение наместнику края.  После того, как наместник  удовлетворил просьбу крестьян, на законных основаниях возникла деревня, которую назвали Суражевкой». 

Оценивая достоверность приведенных в рассказе фактов нужно учитывать, что сам рассказчик не был участником тех событий.  Он приехал сюда в трехлетнем возрасте только в 1907 году.  И всё же, наличие множества довольно правдоподобных деталей заставляет поверить в истинность всей этой истории. Выражение «покупка земли во временное пользование» означает, вероятно, аренду данного участка у казны.  Хотя обычно государство могло сдавать в аренду только оброчные статьи, данная сделка, в те годы, тоже была возможна (Из сообщения военного губернатора Приморской области в канцелярию Приамурского генерал-губернатора от 21. 08. 1906 г., можно заключить, что части незанятых переселенческих участков передавались иногда переселенческим управлением в краткосрочную аренду. (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2150. Л.57)).  К тому же, она хорошо объясняет уменьшение размеров дворянского участка «Батальянза», по сравнению с переселенческим, более чем на 50 десятин удобной земли (По утверждению С.Борисенко, земля была «продана» им по 7 десятин на семью).

Упоминание наместника говорит о том, что событие это произошло не позже июня 1905 года, когда должность наместника царя на Дальнем Востоке была официально упразднена.  Правда, Е.И.Алексеев, исполнявший её от начала и до конца, был отозван царем в С-Петербург, после ряда неудач в войне с японцами, ещё в октябре    1904 года (Приморский  край.  Краткий энциклопедический  справочник.  Владивосток: Изд-во  ДВУ., 1997.  С.13), и поэтому прошение суражевцев в 1905 году вряд ли мог получить.  Военный губернатор этим делом тоже не занимался (По утверждению военного губернатора администрация области, по крайней мере до 21.08.1906 года, отдачей в аренду переселенческих участков не ведало и в ее распоряжение таких денег не поступало. (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2150. Л.56)).  Скорее всего, данную операцию действительно провернуло переселенческое управление самостоятельно, без ведома руководства края. 

Прибывшие с приставом казаки по-видимому и убедили переселенцев (конечно же не бескорыстно), что земля принадлежит им, поскольку именно они построили дорогу Кролевец-Майхэ  во время русско-японской войны.  Это убеждение Суражевские первопоселенцы пронесли через всю свою жизнь, хотя абсурдность его буквально бросается в глаза.  Ну не строили казаки никаких дорог (кроме собственных станичных), хватало у них и других, более свойственных им забот.   

Что же касается владения этой землей, то она находилась слишком уж далеко от отведенной им приграничной полосы.  Губернатор, правда, вправе был основать казачью станицу и здесь, однако никаких упоминаний о подобном его решении в архивах не найдено до сих пор.
Но, вернемся к крестьянам.  Военным губернатором был тогда А.М.Колюбакин.  Возможно, он вообще не успел узнать о появлении на дворянском участке не прошенных прежних хозяев.  16 августа он передал управление областью, временно, до приезда нового губернатора, старшему советнику Приморского областного Правления А.В.Суханову.  Тому, в свою очередь, видимо, вовсе не улыбалось расхлебывать  кашу заваренную прежним  начальством, и он предоставил этому делу идти  своим  чередом.   

28 сентября 1905 года к своим обязанностям приступил новый военный губернатор В.Е.Флуг.  Первые четыре месяца ему наверняка было не до Суражевки.  Восстания матросов и солдат раз за разом потрясали Владивосток (Восстания 30 октября,12 ноября , 10-23 января    (по старому стилю). (Владивосток.  Сборник  исторических  документов (1860 – 1907).  Владивосток, 1960.)).  Работа органов управления оказалась фактически парализованной.  Лишь в конце января они вновь взяли ситуацию под контроль и начали действовать в более или менее нормальном режиме.   

Как раз в это время министерство финансов затеяло введение в Приамурском крае оброчных и поземельных податей, для чего отправило на места для сбора информации податных инспекторов.  Те, по-видимому не подозревая об «отмене» Суражевки, подробно описали ее общий надел (4707 десятин удобной земли), хозяйство, население и количество дворов по расчету на 1 января 1906 года (РГИА ДВ Ф.702. Оп.1. Д.1577. Л.97).   
Когда военный губернатор узнал о существовании «незаконной» деревни, то не нашел ничего лучшего, как своим приказом окончательно закрыть участок «Батальянза» для дальнейших переселений (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2156. Л.2).

К тому времени уже стало совершенно ясно, что идея переселить в Приморье часть дворян из Европейской России полностью провалилась.  Вот что докладывал военному губернатору заведующий переселенческим делом 6 октября 1906 года: «В Приморской области при трех дворянских участках (Дворянские участки: Батальянза - №151, Ното - №54, Фудинский - №51. (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2156. Л.2)) общей площадью 10655 десятин удобной земли, до сих пор зачислен только один дворянин-землепашец, но и тот не водворился.» Далее он рекомендовал вновь открыть все эти участки для переселений крестьян (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2156. Л.9).  В отношении участка «Батальянза» это сделать было особенно легко, поскольку его закрытие, по-видимому, никогда не фиксировалось в документах статистики.   

В результате, Суражевка вновь обрела свое право на существование.  Когда это произошло, в точности не известно.  По крайней мере, в 1907 году крестьяне по-видимому ещё не решались произносить её настоящее название вслух (Даже в январе 1907 года Приамурский генерал-губернатор считал преждевременным решение переселенческого управления об обращении дворянских участков в переселенческие, принятое еще в конце 1906 года, утверждая, в частности, что «…дворянские участки образуются по соглашению МВД с главноуправляющим землеустройством, почему и упразднение их могло бы последовать только этим путем, притом, конечно, не без ведома и соглашения с генерал-губернатором, которому принадлежит высшее на месте заведывание государственным имуществом.» (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2156. Л.20)).   

Летом этого года какой-то офицер, производя рекогносцировку дороги Кролевец-Шкотово, даже назвал эту деревню «Суражские выселки» (Дальневосточная  магистраль  России.  Хабаровск, 1997.  С.449), очевидно со слов ее жителей, а проезжавший в мае по той же дороге чиновник по особым поручениям Казаринов,  вообще сделал вид, что не заметил ее.  Примерно с середины октября в церковных книгах появилось название «Батальянза», которое с 1 января следующего года употреблялось уже параллельно с официальным наименованием «Суражевка».

Кстати, откуда такое название - Суражевка?  Те, кто внимательно читал вторую главу, уже наверняка знают ответ на этот вопрос.  Село названо так в честь Суражского уезда Черниговской губернии, из которого вышли почти все его первоначальные обитатели.   
Остается выяснить, кто же были этими первыми жителями Суражевки.  Бесспорно известно, что все они являлись выходцами из с.Кожаны Верещакской волости Суражского уезда (Метрические книги  Кролевецкой и Шкотовской церквей), а также то, что среди них была семья Корявченко Гапона.  Исходя из последнего факта, думается, вполне логичным было бы предоставить слово внукам Гапона - Петру Архиповичу и Тамаре Иосифовне Корявченко.  Вот, вкратце, их рассказ: 

Сначала сюда приехал разведывать место для поселения отец Гапона.  Вернувшись домой, он умер, и переселенцем стал его сын Гапон.  Вместе с ним отправились в Приморье со своими семьями Фока Борисенко и Никита Голик по прозвищу Щун (Воспоминания П.А.Корявченко. Музей школы №5 г.Артема).
На первый взгляд, рассказ этот явно противоречит данным ведомости податного инспектора, насчитавшего в Суражевке 1 января 1906 года целых 8 семей. Однако уже следующая строчка данного документа все ставит на свои места. Оказывается, все эти семьи проживали в четырех усадьбах (РГИА ДВ Ф.702. Оп.1. Д.1577. Л.110).  Понятно, что чужие друг другу люди не станут строить себе один жилой дом.  Наверняка в каждом из дворов разместились родственники по прямой линии.  Попробуем назвать их по именам.   

Для начала, определим личность первого ходока «застолбившего» в 1903 году этот участок для себя и своих земляков (РГИА ДВ Ф.702. Оп.5.  Д27. Л.98). Метрические книги помогли предположительно установить его имя.  Это – Антон (В метрических книгах кролевецкой церкви 26 декабря 1907 года упоминается Карп Антонович Корявченко.  В то же, время, среди детей Гапона Корявченко он не числится.  Видимо, это его брат, а следовательно возможное имя их отца - Антон) Корявченко, глава огромной трудовой крестьянской семьи.   

О величине последней говорит тот факт, что ходок зачислил за ней надел на 12 мужских душ, то есть 180 десятин земли.  Эта большая семья состояла, как минимум, из трех малых: самого Антона, его старшего сына Гапона и еще двух (Метрические книги Кролевецкой церкви) или более сыновей (Карп Антонович и, видимо, Тарасий (отчество не указано) Корявченко (Метрические книги Кролевецкой церкви 30.12.1907 г., 17.09.1908 г.).  Кроме того, кто-либо из сыновей мог остаться  дома,  на  наделе семьи).   

Первым, в 1905 году, приехал Гапон.  У него и его жены Улиты было тогда восемь детей, в том числе не менее трех - мужского пола (Это – Павел (1886 г.р.), Архип (1895 г.р.) и  Иосиф (1898 г.р.)).  Они и основали одну из четырех первых усадеб Суражевки.  Кто же проживал в остальных трех?  И вновь нам не обойтись без помощи метрических книг.   
Так называемый Фока, известный нам из рассказа Петра Корявченко, это, по-видимому, никто иной, как Федор Кондратьевич Борисенко (1851 года рождения). Семья другого Борисенко - Савелия, приехала несколько позже, в 1907 году.  Итак, оставшиеся две усадьбы остаются на долю Голиков.  Кто из них скрывается под прозвищем Щун?   

Никиту Голика церковные книги не фиксируют, зато им известны в те годы две большие семьи с той же фамилией.  Это - семьи Филиппа Трифоновича и Трофима Ивановича Голиков.  У каждого было по двое взрослых женатых сыновей (Фома и Василий Филипповичи и Нестор и Василий Трофимовичи.(Метрические книги Кролевецкой церкви)).  Самым старшим в этом клане был Филипп (1832 г.р.).  Именно ему, судя по всему, и принадлежит прозвище Щун, под которым известен первый староста этого села.

Подведем итоги.  Первоначальное рождение Суражевки, правда лишь на бумаге, произошло в 1903 году, однако уже в следующем выделенный ей участок был преобразован в дворянский и запланированное появление села на свет было отменено.  Несмотря на это, прибывшие в 1905 году первопоселенцы все-таки вселились на  незанятый еще участок и стали, таким образом, основателями села.  Это были семьи Г.Корявченко, Ф.Борисенко, Филиппа и Трофима Голиков.  Образованная таким «незаконным» способом деревня Суражевка окончательное признание властей получила лишь в конце 1907 - начале 1908 годов.  Довольно похожей оказалась и судьба Шевелевки.

Шевелёвка.

Сегодня о ней напоминает, пожалуй, лишь название одного из кладбищ Артёма, да два-три домика с закусочной, расположившиеся на бывшей окраине села.  Официально Шевелёвка прекратила свое существование в 1972 году и, следовательно, история  ее насчитывает почти 70 лет.   

Но была ли она основана именно в 1903 году?  Вопрос этот далеко не праздный.  Существует выписка из журнала Приморского областного по крестьянским делам Присутствия от 19 марта 1907 года, в которой черным по белому написано следующее: «Слушали представление заведующего водворением переселенцев в Побережном подрайоне от 4 мая сего года за № 324 об образовании селения «Шевелёвка» Цемухинской волости...» и далее, там же: «Областное Присутствие ... постановило:  Утвердить на переселенческом участке № 100 «Сухая речка» образование отдельного сельского общества под названием «Шевелёвка» на 111 душевых долей (Участок «Сухая речка» включал в себя 2245,5 десятин, в том числе 1672,69 десятин удобной земли    (вместе  с    лесными  участками). (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2173.  Л.51Б)) и включить его в состав Цемухинской волости.» (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2173. Л.51Б).

Итак, все-таки 1907 год, но как же быть с уже упоминавшимся списком селений, образованных в 1903 году?  Ведь согласно его данным к 1 января 1904 года в Шевелёвке проживало 6 семей в составе 9 мужчин и одиннадцати женщин, а через год там было уже 12 мужских душ и за ходоками числилось 69 долей (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2173. Л.98).   
Разгадка данного противоречия кроется, возможно, в юридическом обосновании повторного создания Шевелёвки в 1906 году.  Заведующий водворением переселенцев действовал в этом случае в соответствии с законом от 6 июня 1904 года (В вышеприведенном документе написано буквально следующее: «закон: ст. 20 Временных Правил 6 июня 1904 года и ст. 55 и 56 Инструкции». (РГИА ДВ Ф.1. Оп.4. Д.2173. Л.51Б)), то есть на совершенно иной правовой базе, чем в 1903 году.

Чем же отличался новый закон от старых?  Прежде, желающий переселиться крестьянин должен был получить специальное разрешение начальства по месту выхода, а оно, в свою очередь, руководствовалось распоряжениями Правительства об открытии переселений из тех или иных губерний России.  6 июня 1904 года была разрешена свобода переселений из любой части страны, правда без льгот.  В тоже время, Правительство получило право вводить свободное переселение и с сохранением льгот, но только из отдельных местностей.

Что же это меняло непосредственно для Шевелёвки?  После 1903 года, когда на участке поселились первые шесть семей, население деревни увеличивалось в основном за счет своего собственного естественного прироста.  К 1 января 1906 года там стояло всего девять усадеб (РГИА ДВ Ф.702. Оп.1. Д.1577. Л.110), то есть за два прошедших года в Шевелёвку вселилось максимум три больших семьи (Правда, при этом, общее количество малых семей увеличилось с шести до девятнадцати, а численность населения с 20 до  112 человек. Однако, как минимум, четыре из этих семей прибыли в Шевелёвку в самом конце 1905 года с южного Сахалина после оккупации его японцами и жили, очевидно, в домах местных крестьян).  Такие темпы развития деревни, по-видимому, не устраивали областное начальство, и оно не спешило признавать её рождение окончательно состоявшимся.   

Впрочем, новый закон поначалу тоже нисколько не изменил ситуацию.  В 1904-1905 годах приток переселенцев в край упал почти до нуля.  В Приморскую область вселилось в 1904 году около 1300 человек, а в 1905 году - около 300, в то время  как  в  1903  году  переселенцев  было, примерно, 12800 человек (Рыбаковский Л.Л.  Население  Дальнего  Востока  за  150  лет.  М.: Наука, 1990.  Л.58).  Во многом это было связано с русско-японской войной.  Однако и сразу после её окончания число переселенцев возросло незначительно.  И этому были свои причины.   

Дело в том, что помимо разрешения властей крестьянин переселенец обязан рассчитаться с казной по выкупным платежам.  Последнее, в свою очередь, было совершенно не под силу подавляющему большинству крестьян.  Только с 1 января 1907 года, когда выплата выкупных платежей была полностью отменена, у крестьян появилась реальная возможность решить проблему переселения на «зеленый клин» в Уссурийский край (Отмена выкупных платежей была декларирована Указом 3 ноября 1905 года.  Платежи отменялись с 1 января 1906 года на 50%, а с 1 января 1907 года - полностью).


Тогда-то и возникла насущная необходимость скорейшего оформления правового статуса предназначенных для приема таких переселенцев в Приморье «столыпинских деревень».  Спешить заставляло ещё и то обстоятельство, что именно в 1907 году планировалось начать сбор поземельных податей со здешних крестьян (РГИА ДВ Ф.702. Оп.1. Д.1577. Л.96).  Так деревня Шевелёвка родилась во второй раз.


Источник

Работники сельского хозяйства отмечают профессиональный праздник. Тружеников села Приамурья поздравил председатель Заксобрания - Законодательное СобраниеВ зале общественно-культурного центра столицы области второго декабря состоялось торжественное мероприятие по случаю Дня работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности с участием губернатора области Але
02.12.2016 Законодательное Собрание
Амурские спасатели с альпинистским снаряжением вытаскивали мужчину из колодца / Вчера вечером, 1 декабря, спасатели вызволяли из необычного плена мужчину — он упал в колодец.  - Амурская правдаВчера вечером, 1 декабря, спасатели вызволяли из необычного плена мужчину — он упал в колодец.
02.12.2016 Амурская правда
Экс-главе амурского Росприроднадзора уменьшили штраф за взятку на 4,6 миллиона рублей / Осужденный за получение взятки экс-руководитель амурского Росприроднадзора Валерий Колесников добился в суде смягчения приговора — в октябре Ивановский районный суд снизил бывшему чиновнику размер штрафа с 54,6 до 50 миллионов рублей. Новый вердикт не устроил бывшего чиновника. Он требует скостить ему не менее 10 процентов от первоначальной суммы. С апелляционной жалобой Валерий Колесников обратился в Амурский областной суд. Рассмотрение дела назначено на конец декабря.  - Амурская правдаОсужденный за получение взятки экс-руководитель амурского Росприроднадзора Валерий Колесников добился в суде смягчения приговора — в октябре Ивановский районный суд снизил бывшему чиновнику размер штрафа с 54,6 до 50 мил
01.12.2016 Амурская правда
Смертельное ДТП в Завитинском районе: под колесами авто погиб пешеход - ИА Порт АмурА в Михайловском районе Nissan сбил школьника Амурская область, 2 декабря, ИА «Порт Амур» .
02.12.2016 ИА Порт Амур